2015-й: год проверки на прочность

Главная / Без рубрики / 2015-й: год проверки на прочность
2015-й: год проверки на прочность

Россия на пути возрождения сталкивается с жёстким противодействием Запада

Уходит в историю ещё один год. Каким он был для России с точки зрения её внешней безопасности, чем запомнится? Об этом наш обозреватель беседует с директором Российского института стратегических исследований Леонидом РЕШЕТНИКОВЫМ.

– Леонид Петрович, каковы, на ваш взгляд, основные итоги завершающегося  года для нашей страны?
– Пусть это немного банально звучит, но уходящий 2015 год был тяжёлым для России. Наша страна столкнулась с жёстким противодействием тех сил, кому не по душе её возрождение, её превращение из региональной в мировую державу. Наши оппоненты, а это прежде всего Соединённые Штаты, делали всё, чтобы остановить нас на этом пути. Это и экономические санкции, и политический прессинг, и информационные войны – весь набор инструментов, с помощью которых они пытаются достичь своей  цели. И будут пытаться. Поэтому для меня завершающийся год – это год испытания России на прочность.
– Наиболее характерно, надо полагать, это проявилось на двух направлениях –  в Сирии и на Украине. И если на первом обозначаются какие-то элементы взаимодействия с США, то по Украине мы продолжаем придерживаться разных позиций…
– Наверное, относительно Сирии также не стоит особо обольщаться, договорённости здесь довольно условные, больше пиаровские. Конечно, они нужны, но США не отказались от главной целевой установки и, несмотря на переговоры, Венский процесс, встречи глав внешнеполитических ведомств, гнут свою линию в вопросе сирийского конфликта. Линия эта состоит в недопущении успехов России в борьбе с террористической организацией «Исламское государство», в курсе на свержение режима Башара Асада. В действиях Запада и возглавляемой им коалиции больше прослеживается не реальная борьба с терроризмом, а лишь её обозначение, канализирование активности этого спрута в другом направлении. И все разговоры: ладно, пусть Асад останется до конца переходного периода – это лишь уловки.

 


Россия –  государство другого уровня, давить на которое, ущемлять его национально-государственные интересы без ущерба собственной безопасности просто невозможно


 

kz30-7 1– Так, может, и не надо предаваться иллюзиям, если Вашингтон не договороспособен?
– Говорить с американцами надо, так как даже сам переговорный процесс успокаивает ситуацию, даёт некоторые надежды. Но разговоры будут непростыми. В подтверждение этому могу привести тот факт, что посещающие Россию, наш институт американские эксперты, политологи весьма откровенно говорят, что Америка имеет миссию доминировать во всём мире. Отсюда их «невнимательность» к нашим попыткам докопаться до истины, что-то объяснить. Послушание – вот для них главный признак хорошего партнёра.
– И что всё-таки нам в связи с этим следует делать?
– Продолжать придерживаться линии, которую сегодня уже проводит российское руководство, наше внешнеполитическое ведомство. При этом наша позиция должна носить твёрдый и принципиальный характер, особенно когда дело касается национальных базовых ценностей, государственных интересов. Эти интересы надо чётко обозначать. В конечном итоге Соединённые Штаты должны понимать, что та политика, которую они осуществляли в отношении Ирака, Сирии и других стран, не годится в отношении России. Мы государство другого уровня, давить на которое, ущемлять его национально-государственные интересы без  ущерба собственной безопасности просто невозможно.
Нужно также всем понять, что период нашей слабости 1990-х годов закончился. Если они внимательно оценят то, как в Сирии действует наша ограниченная по составу сил и средств военная группировка, то должны понять смысл этих изменений и слова российского президента о том, что мы там далеко не всё использовали. Мои наблюдения за действиями США подсказывают, что их от безрассудства может остановить только сила.
– Чтобы иметь силу, надо располагать мощным экономическим потенциалом. На ваш взгляд, обозначаются ли какие-то положительные тренды, способные дать импульс его модернизации и развитию, реиндустриализации страны?
– По нашим прогнозам, с точки зрения цен на углеводороды, более благоприятная ситуация для нас начнёт складываться начиная с 2017 года. В 2016 году она останется непростой вследствие тех мер по искусственному занижению цен на нефть, которую некоторые игроки осуществляют на мировом рынке. Но полная зависимость России от нефти, приближающаяся катастрофа – это больше из области страшилок, которыми нас пугает либеральные эксперты.
На деле же мы видим, что идёт процесс импортозамещения, не прекращается строительство, города заполнены автомобилями.  И не только в Москве. Недавно побывал в Екатеринбурге, Ростове – картина примерно схожая. Где катастрофа, обвал? Да, кризис есть, но насколько алармистские оценки уместны и объективны – большой вопрос. Резервы у нас есть, правительство это подтверждает, и мы кризис переживём.
– А что вы можете сказать о Европе? Недавно британский премьер Дэвид Кэмерон поставил вопрос о пребывании его страны в ЕС ребром. Но это только один из проявившихся симптомов разлада. Какие тенденции могут возобладать в Европе в ближайшей перспективе – центробежные или центростремительные?
–  Пока центробежные тенденции усиливаются, они стали заметны всем, а вот что касается  центростремительных, то я их просто не вижу. Есть попытка удержать то, что достигнуто, но каких-то новых сплачивающих идей нет и не предлагается. Сейчас практически в каждой европейской стране (за исключением разве что некоторых стран Восточной Европы, где не до конца понимают, что же на самом деле происходит) растёт доля евроскептиков, даже формирующих свои партии, усиливаются позиции разного рода националистов. Эти партии не просто присутствуют, они набирают силу. Сейчас в самой Европе озвучиваются даже более жёсткие прогнозы относительно европейского будущего, нежели у нас. Некоторые вообще оставляют Евросоюзу 2–3 года, утверждая, что распад неминуем.
– В международных отношениях действует, как известно, принцип воды: если её не пускают в одном месте, она непременно находит выход в другом. На фоне сложностей и санкций на Западе Россия весьма успешно развивает отношения на Востоке.
–  Да, в истекающем году наш поворот на Восток стал более ощутим. Причём этот поворот происходит, подчеркну это особо, не потому, что у нас сегодня не совсем гладко складываются отношения с западными странами. Он естествен и вытекает из того, что повышается доля экономик Азиатского региона в мировом развитии, более заметным стал и политический вес азиатских стран. Сегодня уже всем очевидно, что объективно центр экономического развития, а за ним и центр мировой политики постепенно смещается в Азиатско-Тихоокеанский регион. И это открывает для нас новые возможности.
Российское руководство, правильно оценив тенденции и происходящие процессы, предприняло в истекшем году ряд шагов по развитию отношений с нашим стратегическим партнёром Китаем. Был проведён ряд встреч на высшем уровне, состоялся обмен визитами, подписан ряд основополагающих документов. Дальнейший толчок получили и наши отношения с таким привилегированным партнёром, как Индия: в ходе недавно завершившегося визита в Москву премьер-министра этой страны были согласованы позиции по важнейшим вопросам сотрудничества. Индия поддерживает наши действия по борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке. Дальнейшее развитие получили и наши отношения с Вьетнамом, Южной Кореей, Индонезией.
Однако неправильно сводить всё к развитию двусторонних отношений. Не менее важны многосторонние контакты в рамках существующих международных и региональных организаций. Отношения России с этими странами продолжают оформляться в виде таких структур, как БРИКС, ШОС, ОДКБ. Эти организации развиваются и расширяются, присоединяя к себе новых членов. Одним словом, евразийское сотрудничество имеет очень большие перспективы для России.  

 

Source: www.redstar.ru